Была у меня в юности подруга

Была у меня в юности подруга — королева по поведению, внешне — 4 «с минусом». Росточек — средненький, сиськи — маловаты, бёдра широковаты, ляжки жирноваты. Рожица — тоже...

Была у меня в юности подруга — королева по поведению, внешне — 4 «с минусом».

Росточек — средненький, сиськи — маловаты, бёдра широковаты, ляжки жирноваты. Рожица — тоже ничего особенного: блин с мелкими чертами лица.

Не урод, конечно. Хорошенькая. На не слишком взыскательный вкус.

Оглядываясь в прошлое, могу — теперь уже непредвзято — сказать: в нашей компании это была самая невыразительная девушка.

Но — мамадарагая! — как же она себя вела.

За год дружбы в формате «5 баб» Танюша сумела посеять комплексы в каждой из нас при том, что любая из «четвёрки» оставшихся чисто внешне била Таньку по всем фронтам.

Нет, Танюша не была сукой. Она просто очень себе нравилась, и в этом был её единственный «грех». Грех, которому большинство из нас пытается научиться на протяжении всей жизни.

Как сейчас помню сцену: стоит Танька у зеркала, теребит свою расплюснутую пуговицу на том месте, где должен быть нос, и заявляет: «Какой у меня носик хорошенький! Пипочка!»

Мы все — самоуверенные, высокомерные суки — недоумённо переглянулись. Ну, фиг с тобой: пипочка — так пипочка, типа. Каждая из нас усмехнулась в кулачок. Впрочем, Танюша этого не заметила: так она себе нравилась.

Ещё один случай запомнился. Стоит Танька на ступеньках: из-под короткой, плотной юбки торчат такие же короткие, плотные ноги. Танюша хлопает себя по ляжкам и выдаёт: «Такие ножки хорошенькие!» Мы опять, мягко говоря, удивились.

Однако не прошло и трёх месяцев, как каждая из нас стала видеть в Танюшке не приземистого, низкожопого мустанга, а куколку.

Ещё через пару месяцев мы стали стеснятся своих худых ног и прямых носов.

Честно говоря, я и в качалку-то пришла в первый раз из-за Танюшки: мяса набрать. В какой-то момент на её, теперь уже безупречном в моих глазах, фоне я стала казаться себе слишком худой.

Четыре броских, сложных бабы начали в обществе простенькой и невзрачной Танюшки зажиматься. Никто из нас не горел желанием оказаться вместе с ней в мужской компании. Мы видели в Таньке угрозу. Угрозу, которую каждая из нас взрастила в своих фантазиях до размера XXXL.

Дело закончилось тем, что мы по-тихому слили Танюшку из своего круга. Специально об этом не договаривались, но, когда подвернулся случай официально считать её сукой, мы его не упустили.

Нет, сукой Танька не была. Она просто понравилась парню, который нравился другой моей подруге. Это был прекрасный повод спустить на Таню всех собак, что мы благополучно и сделали, как по самые брови закомплексованные суки.

Однако есть нюанс: нам тогда было по 17 лет, и это многое объясняет.

Чтобы ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, перейдите ниже НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...