Честная история о жизни с мопсом

Когда я заводил мопса, то был уверен, что это такой респектабельный городской вариант свиньи. Мне казалось, что мопсы проводят жизнь, валяясь где-нибудь на коврике с перерывами только на...

Когда я заводил мопса, то был уверен, что это такой респектабельный городской вариант свиньи. Мне казалось, что мопсы проводят жизнь, валяясь где-нибудь на коврике с перерывами только на завтрак, обед и ужин. Ты же, в свою очередь, проводишь жизнь, разглядывая то, какие смешные у них рожи, и радуясь, что в доме есть кто-то более нелепый, чем ты сам. Конечно же, все оказалось не так.

voron

Наше знакомство с Агамемноном состоялось, когда из кучки разлетающихся по питомнику щенков я выбрал одного – приветливого, улыбчивого, вежливого. Я уже протянул к нему руки с сакральной формулой «Беру вот этого вот», как вдруг мордатый конкурент влез прямо перед ним и чихнул мне в лицо.

Так объявился Агамемнон. Сама судьба в этот момент намекала мне, что конкретно этот мопс чихать хотел на все планы по поводу респектабельной свиньи. Я не поверил и решил, что фатум имел в виду нечто вроде «я почти простужен и нуждаюсь в заботе». Разумеется, все оказалось не так.

Если вы тоже считаете, что мопсы – это такие похрюкивающие бочонки с жиром, которые иногда комично перемещаются от коврика к водопою, то вы правы только частично. «Похрюкивающие» – это да, если можно назвать похрюкивающим, например, плацкартный вагон, где прошел пивной чемпионат в супертяжелом весе.

Года полтора назад Агамемнону даже сделали операцию, чтобы ему было легче дышать, а нам – спать. И это сработало – в том смысле, что храпящий вагон теперь не плацкартный, а купе.

Да и насчет «иногда перемещаются» тоже все сложно. Первые года полтора Агамемнон был абсолютно бесноватым. Если разделить его жизнь по аналогии с геологическими периодами, то была, к примеру, эра сосредоточенного обгрызания, когда он пожирал даже кафель и нанес убытков домохозяйству на сумму в пять наушников, несколько книг и одну тумбочку.

Затем была длительная эпоха, когда мопс круглосуточно обожал все, что происходило вокруг, и стремился познать это как можно ближе: от ароматных бездомных и клыкастых волкодавов до мытья полов и экспедиций на запретный диван. Встречные мопсоведы уверяли, что после двух лет период яростной активности заканчивается и концепция бочонка с жиром все-таки побеждает. Ясное дело, все оказалось не так.

Сейчас у Агамемнона эпоха первичного накопления сил. В основном он ест, пьет (когда ему удастся опрокинуть чей-то бокал, так-то мы ему не наливаем) и особенно спит.

Любит хорошо всхрапнуть после ночного сна, чтобы набраться сил для послеполуденной дремы. Но стоит выйти гулять на улицу или привести гостей, как он превращается в восторженную буженину, которая визжит и носится так, будто это главное событие его жизни.

Чтобы ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, перейдите ниже НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...