Гламурный подонок или как быть мужчиной?

Нас с братом растила мама. Отец ушел, когда мне было 3, Юрке -5. Есть еще и сестра. Ей в то время было 8, но она девочка и речь...

Нас с братом растила мама. Отец ушел, когда мне было 3, Юрке -5. Есть еще и сестра. Ей в то время было 8, но она девочка и речь не о ней.

Сказать, что нам с братом не хватало отца, это ничего не сказать. Да, мы завидовали тем, кто с отцами в футбол и в хоккей играл, за кого папа мог заступится, а еще я сильно-сильно завидовал Лёшке с соседнего подъезда.

Когда он сломал ногу, то папа его носил на плечах. Я о таком даже маленький мечтать не мог. И деда у нас не было. Даже одного на троих. Мамин папа погиб до нашего рождения, а родителей отца, как и самого отца, я не помню.

1

Нам с братом не только не хватало отцовского внимания, заботы и любви, нам не хватало отцовских навыков.

Мы с братом спокойно готовили самые разные кулинарные шедевры, пекли торты и пироги, запекали мясо и готовили рыбу, но мы не могли, условно говоря, забить гвоздь в стену.

К нам, если надо, приходил сантехник, электрик, слесарь, столяр. Мама всегда говорила: «Хлопцы, не стойте над душой, отойдите и не мешайте человеку работать!» А нам так хотелось постоять «над душой», подать отвертку или молоток, посмотреть внутренний мир телевизора или холодильника. Но мама была строга и отправляла нас в свою комнату «заняться делом и не мешать».

Мы с братом мечтали стать космонавтами или пилотами, нас интересовали мужские профессии, но стали мы тем, кем стали.
Брат поступил в ближайший институт, хотя мечтал поехать в столицу и стать инженером-радиотехником.

Мама сказала, что не сможет помочь в другом городе, а тут после учебы дома поел, за квартиру платить не надо лишнее. На втором курсе брат ушел в армию и жить домой больше не вернулся.

После срочной службы заключил контракт на сверхсрочную, потом по направлению поступил в высшее военное училище, женился, развелся, снова женился и развелся, теперь живет один.

Мне же брат, как только пришел в отпуск во время службы, сказал, чтобы я от армии «косил», как только мог. Армия — гибель для тех, кто рос без отца. И не в физическом плане, а именно в плане адаптации в мужском коллективе. «Косить» мне не пришлось.

Во время медицинской комиссии в военкомате меня отправили на обследование в больницу. Там поставили врожденный порок сердца, о котором я ранее не имел понятия. Кстати, я тоже после школы поступил в универ. Иностранные языки мне нравились всегда.

На последнем курсе женился, через два года развелся.

Несколько лет жил один, потом стал встречаться с девушкой. Через год попробовали вместе жить и продержались лишь 4 месяца.
Я понял, что не умею жить семьей, создавать семью, поддерживать ее.

Я понял, что не умею быть мужиком, меня не научили им быть. Я не знаю, что надо делать для того, чтобы быть им…
Девушка однажды сказала, что я не хозяин, я домработница и гламурный подонок, и жить со мной больше она не хочет. Она не объяснила, почему «гламурный подонок».

Она не хочет рожать от меня детей, а ей пора. Она не хочет со мной строить дом, потому что я в этом нифига не смыслю. Ей в мужья нужен настоящий мужчина, который может починить розетку, отремонтировать дверь и вешалку, поменять душ, починить на кухне кран. А я не понимал, почему я должен это делать, если есть те, кто получает за это зарплату и делает качественно.

Мы расстались. Она через год вышла замуж за моего одноклассника. Он никогда не отличался тактом и воспитанием, мог легко не только оскорбить, но и ударить девочку. Мы с парнями в старших классах его за это часто наказывали. Его и дети, и родители, и педагоги считали подонком. Не говорили вслух, но так считали все.

Но в жизни женщинам подонки нравятся. На инстинктивном уровне. Женщины любят подонков и считают, что они оставляют здоровых потомков. Это такие альфа-самцы, способные с равной легкостью валить мамонтов и ломать головы соплеменникам. Они популярны всегда, потому что опасны.

Это люди, не способные подчиняться, но способные подчинить любого силой. Они унижают и избивают жен, а те с ними живут. Кто-то из страха, кто-то от безысходности. Но все это самообман. Живут, потому что нравится им такая жизнь.

Ближе к 35 я расставил все приоритеты, много работал, стал путешествовать, появились единомышленники, друзья, товарищи.
Появлялись и исчезали девушки.

Я больше на них не ставил акценты, не мечтал о семье, меня все устраивало. Научился держать молоток в руках, построил дом, купил машину. Мне не надо было демонстрировать своей второй половинке и самому себе, что я мужик, а не тряпка. Я просто жил.

И я не одинок, кого воспитала одна мама. Нас много. Вы знаете как много нас таких, кого не научили быть мужчиной? Такие есть даже среди тех, кто рос с отцом.

Я с годами понял, что быть мужчиной — это не только уметь держать в руках молоток. Многие отцы тоже не умели рассказать и не могли показать, что значит быть мужчиной. А матери, воспитательницы и учительницы, медсестры и санитарки, продавщицы и швеи в силу пола не могли нам дать те качества, которыми должен обладать настоящий мужчина.

Я давно пришел к выводу, что мужчина — это не тот, кто может любого человека, независимо от пола и возраста оскорбить, побить, уничтожить, проявив свою физическую силу.

Для меня мужчина — это мужество. Это внутренняя сила, которая проявляется в доброте, снисхождении, прощении, заботе, защите, уважении и тепле.

Для меня важна моя территория. Моя территория — это моя собственность: мой дом, моя машина, мой бизнес. Для меня важно быть хозяином.

Чтобы ЧИТАТЬ ДАЛЕЕ, перейдите ниже НА СЛЕДУЮЩУЮ СТРАНИЦУ


Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓
Загрузка...
Понравилось? Поделись с друзьями:
Загрузка...